Сюрреализм
Первая мировая война и ее результаты привели к тому, что в художественном осмыслении мира проявляются мотивы тотального отрицания, потому что исторические реалии выявили антигуманность социальной морали. Предшественником сюрреализма является "совершенно новое искусство", о котором говорил Аполлинер. Кроме этого, о неподчинении прежней морали и ее разрушении заявили дадаисты, огласив в 1916 году в Цюрихе "Манифест господина Антипирина", автором которого был Тристан Тцара. Бунт отрицания и разрушения дадаизма стал отражением всеобщего абсурда, но эпатажный вызов миру, доведенный дадаизмом до абсолюта, привел поэзию дада к исчезновению с литературной сцены.
В шумной и вызывающей кампании, обращенной против классических традиций в искусстве, были высказаны основные постулаты модернистской техники. Дадаисты сформулировали принципы авангардистского письма: распад целого на отдельные части как отражение негармоничности мира, произвольное размещение фрагментов, использование техники коллажа. Для дадаистов литературные и художественные границы становятся прозрачными, они намеренно "обесценивают искусство", вовлекая в сферу эстетического интереса объекты и явления, которые не имеют знака художественности, например, рекламный слоган, объявление и т.д.
Dali. "Carolineta on the beach at Roses"
Dali. "Carolineta on the beach at Roses"

После войны в Париже сформировалась группа сюрреалистов, в 1924 году был опубликован "Первый манифест сюрреализма", в котором Андре Бретон (1896-1966) обосновал одну из заповедей сюрреализма - "автоматическое письмо", то есть фиксацию возникающих неясных образов, слов, обрывков фраз без контроля сознания. Очевидно, что на подобную технику письма оказало влияние фрейдистское толкование подсознательного. В 1924 году Луи Арагон (1897-1982) издает эссе "Волна грез", акцентируя важность "сна" или "грезы", которые освобождают поэта от влияния социальной реальности.

Идея грезы наяву звучит в "Предисловии к первому номеру журнала "Сюрреалистическая революция", в котором авторы настаивают на сближении двух реальностей - существующей вовне человека и существующей в его сознании и подсознании, причем второе объявляется более важным. Сюрреалисты, основываясь на философии интуитивизма А. Бретона и психоанализе З. Фрейда, отдают приоритет личности в противовес социуму.


 

Жак-Андре Буаффар, Поль Элюар, Роже Витрак


ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРВОМУ НОМЕРУ ЖУРНАЛА "СЮРРЕАЛИСТИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ"

 

Процесс познания исчерпан, интеллект не принимается больше в расчет, только греза оставляет человеку все права на свободу. Благодаря грезе смерть обретает вполне ясный смысл и смысл жизни становится безразличен.
По утрам в каждой семье мужчины, женщины и дети, если им в голову не приходит ничего лучшего, рассказывают друг другу сны. Мы все зависим от милости грез, мы обязаны грезам, ощущая их власть, когда бодрствуем. Это страшный тиран, обряженный зеркалами и вспышками. Что такое бумага и перо, что такое письмо, что такое поэзия перед этим гигантом, который держит своими мышцами мускулы облаков? Вы бормочете что-то заплетающимся языком при виде змеи, не ведая о мертвых листьях и ловушках из стекла, вы боитесь за свое состояние, за свое сердце и свои удовольствия, и вы ищете в тени грез математические знаки, которые сделают вашу смерть более естественной. Иные, и это пророки, слепо направляют силы ночи к будущему, заря говорит их устами, и восхищенный мир ужасается или поздравляет себя с праздником. Сюрреализм открывает двери грезы всем тем, для кого ночь слишком скупа. Сюрреализм - это перекресток чарующих сновидений, алкоголя, табака, кокаина, морфина; но он еще и разрушитель цепей; мы не спим, мы не пьем, мы не курим, мы не нюхаем, мы не колемся - мы грезим; и быстрота ламповых игл вводит в наши мозги чудесную губку, очищенную от золота. О! Если бы кости раздулись, как дирижабли, мы бы увидели потемки Мертвого моря. Дорога - это часовой, стоящий против ветра, она обнимает нас и заставляет дрожать при виде мерцающих рубиновых очертаний. Вы, приклеенные к отголоскам наших ушей, как часы-спрут к стене времени, вы придумываете бедные истории, которые заставят нас беспечно улыбаться. Мы не будем больше себя беспокоить, и напрасно нам будут повторять: идея движения прежде всего инертна (Беркли), и древо скорости явится нам. Мозг крутится, как ангел, наши слова - зерна свинца, убивающие птиц. Природа одарила вас властью зажигать электричество в полдень и стоять под дождем, сохраняя в своих глазах солнце, ваши акты - незаинтересованны, а наши - нам пригрезились. Все в мире - перешептывания, совпадения; молчание и искра сами похищают свое появление. Дерево, нагруженное мясом, возникшим между камнями мостовой, сверхъестественно благодаря нашему удивлению; но, едва мы закроем глаза, оно само ожидает торжественного открытия.
Dali. "Man with heat full of clouds"
Dali. "Man with heat full of clouds"
Каждое открытие, изменяющее природу, назначение предмета или феномена, является сюрреалистическим фактом. Между Наполеоном и бюстом френологов, которые его воспроизводят, проходят все сражения Империи. Мы далеки от мысли использовать эти образы и изменять их в том направлении, которое могло бы заставить поверить в прогресс. Чтобы показать, как после дистилляции жидкости возникает алкоголь, молоко или газ для освещения, можно создать множество вполне удовлетворительных образов и ничтожных вымыслов. Никакой трансформации не происходит, однако тот, еще невидимый, кто пишет, будет считаться отсутствующим. Одиночество Любви - человек, впадающий в тебя, совершает бесконечное и фатальное преступление. Одиночество письма - тебя невозможно познать безнаказанно; твои жертвы, зацепленные зубчатым колесом жестоких звезд, воскресают сами по себе.
Вспомним о сюрреалистической экзальтации мистиков, изобретателей и пророков и пройдем мимо. Впрочем, в этом журнале вы найдете хронику выдумки, моды, жизни, изящных искусств и магии. Мода будет рассматриваться здесь в зависимости от притяжения белых букв к ночной плоти, жизнь - в зависимости от деления дня и запахов, изящные искусства - в зависимости от конька на крыше, который говорит "гроза" колоколам столетних кедров, и магия - в зависимости от движения сфер в глазах слепцов.
Автоматы уже размножаются и грезят. В кафе они сразу просят что-нибудь для письма, мраморные вены - это графика их побега, и их машины одиноко едут в Лес.
Революция… Революция… Реализм - это подрезать деревья, сюрреализм - это подрезать жизнь.

Наверх
ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРВОМУ НОМЕРУ ЖУРНАЛА "СЮРРЕАЛИСТИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ"
Хрестоматия. Часть 1.